Категория: Статьи
Год: 2007


Скачать

398

Обзор

Автор Айдын Жунисханов

Хабдуллина М.К. Тасмолинская археологическая культура: современное состояние // Вопросы истории и археологии Западного Казахстана. Уральск, 2007, №2. С. 181-194


На археологической карте Евразии есть страна, огромный регион, где навсегда осталось имя М.К. Кадырбаева – это Центральный Казахстан и целая эпоха, названная им тасмолинской археологической культурой. Сейчас по прошествии более полувека со времени ее открытия, она получила название тасмолинская историко-этнографическая общность. Расширились границы ее ареала. На раннем этапе своей истории (VIIIVI вв. до н.э.) тасмолинцы занимали территорию, далеко выходящую за пределы Сарыарки. На западе их владения охватывали просторы Южного Урала, восточная граница проходила по Иртышу. На севере они доходили до южной кромки лесостепной зоны Западной Сибири, на юге - до широты озера Балхаш. В пограничных районах тасмолинской историко-этнографической общности выделены локальные варианты: бобровско-тасмолинская в Южном Зауралье, улубаевско-тасмолинская в северо-казахстанском Приишимье (Таиров, 2003; Хабдулина, 1994). По результатам работ алтайских археологов, культура, аналогичная тасмолинской, зафиксирована в Приджунгарье. В VI-V вв. до н.э. границы общности на западе сокращаются. Они покидают пределы Южного Зауралья. Влияние тасмолинцев начинает распространяться в северо-восточном направлении, в Обь-Иртышскую лесостепь. При этих пульсирующих изменениях границ неизменным оставался центр – территория Казахского мелкосопочника. Тасмолинцы оказали влияние и приняли участие в формировании новых культурных образований раннего железного века Южного Урала и Западной Сибири (саргатской, каменской) (Хабдулина,1994; Могильников,1997; Таиров, 2005).
Тасмолинская археологическая культура выделяется среди синхронных культур скифо-сакской эпохи рядом, присущих только ей, этнографических черт. Новые знания позволяют слегка откорректировать признаки, обозначенные в свое время М.К. Кадырбаевым (1966, С. 401). К ним следует отнести: северное направление ориентировки погребенных, отсутствие в могиле керамической посуды, культ коня. Культ коня выражается не только в сопровождении умершего черепом лошади, но и в присутствии достаточно полного набора конского снаряжения. Причем это были вещи, реально употреблявшиеся в быту, а не их вотивные или бутафорские модели.