258

Обзор

Автор Айдын Жунисханов

З. Самашев, Г. Жумабекова, Г. Базарбаева Берел – выдающийся памятник истории и культуры древних кочевников Казахстана // История Казахстана в школе и вузах. – 2002. - №9. – С. 17-24.



В I тыс. до н.э. на огромных просторах Евразии от Ордоса до Дуная обитали народы, которые в античных и древневосточных письменных источниках упоминаются под именем легендарных скифов, саков, сарматов. Они создали яркую культуру эпохи древнего всадничества, о которой свидетельствуют многочисленные захоронения в курганах и каменных гробницах, грандиозные святилища языческих богов, временные стоянки, хозяйственные сооружения, памятники изобразительного искусства, ювелирные изделия в зверином стиле, бытовые вещи, обнаруженные при археологических раскопках. Вольнолюбивые племена древних номадов Великой Степи были не только отличными всадниками и умелыми воинами, которые постоянно совершенствовали оружие и тактику боя, но и искусными мастерами. Неповторимый звериный стиль, в котором оформлены многие предметы скифо-сакского мира (оружие, конская упряжь, украшения, одежда, посуда), послужил настоящим образцом для подражания древневосточным и переднеазиатским мастерам.
Курган Берел, исследуемый нами с 1997 г., относится к этому времени. Он находится в Казахском Алтае, у с. Берел Катонкарагайского района Восточно-Казахстанской области. Памятник уже получил всемирную известность благодаря найденным там захоронениям кочевой знати и высокохудожественным изделиям, выполненным в особой манере, свойственной искусству ранних кочевников, – в так называемом скифо-сибирском зверином стиле. Особенность этого стиля заключается в том, что при помощи образов определенных животных - кошачьих хищников, оленей, коней, орлов, рыб, волков, верблюдов, кабанов, горных козлов и баранов, зайцев, фантастических животных; особой манеры изображений; сюжетов – сцены борьбы, терзания, нападения, круговых композиций, - передавалось представление об окружающем мире. Каждый образ имел определенный смысл, с помощью изображений животных человеку, верховому коню, оружию, посуде передавались качества изображаемых животных. Таким образом, звериный стиль - это своеобразный знаковый текст.
Благодаря тому, что в погребальной камере были созданы условия мерзлоты, сохранились предметы, сопровождавшие погребения знати в кургане Берел, - одежда, конское снаряжение и убранство из дерева, седла и ткани, деревянная посуда, изделия из кожи, войлока. В этом заключается уникальность подобных памятников. Обычно в курганах сохраняются лишь предметы из металла и кости, керамика. На сегодняшний день Берел – единственный на территории Казахстана памятник с сохранившимися находками из органики. Особую ценность представляют для ученых останки 13 верховых, снаряженных лошадей, сопровождавших погребенного человека в иной мир. Сохранились не только конское убранство, но и шкура, позволившая определить масть коней; внутренние органы и содержимое желудков, на основе анализа которых генетики, ветеринары, палеозоологии и ученые других специальностей смогут выявить многие факты жизни древних берельцев, особенности погребального обряда. Останки вождя и сопровождавшей его женщины, к сожалению, сохранились плохо, несмотря на то, что они были забальзамированы. Причиной этому послужило древнее ограбление могилы, вследствие чего был нарушен температурно-влажностный режим в погребальной камере.
Древние жители не случайно выбрали именно этот чудный по красоте уголок природы Казахского Алтая для погребения своих верховных вождей. Долина, где расположены курганы, значительно возвышается на местности, со всех сторон она окаймлена высокими горами, покрытыми буйной таежной растительностью и ограничена притоками Бахтармы. Сочетание всех этих факторов способствовало тому, что здесь древние кочевники хоронили своих вождей. По мифологическим представлениям древних, горы наделялись особым смыслом, так как на их вершинах обитали боги, в верхний мир уходили души предков. Местонахождение кургана в горах, на берегу горной реки, связующей верхний и нижний миры, – глубоко символично. Долина и само погребальное сооружение – курган – выполняли роль храма.
Могильник Берел образован более чем 30 погребально-поминальными сооружениями различной величины. Курган № 11, о котором идет речь, один из самых крупных в могильнике, в нем был погребен вождь. Меньшие по размерам сооружения соответственно принадлежат менее знатным членам общества. Территория долины являлась священной и для более поздних кочевников: здесь выявлены курганы I тыс. н.э.
По своей значимости материалы берельского кургана не уступают сокровищам Трои, Сибирской коллекции Петра I, Иссыка, скифских курганов Северного Причерноморья.
Древние жители Берельской степи сооружали грандиозные усыпальницы для своих высокочтимых персон, в которых возможным было длительное время сохранить тела усопших нетленными. Они владели секретами бальзамирования, а их знания в области строительства каменных конструкций были направлены на создание вечной мерзлоты в погребении. Видимо, для достижения этой цели все мероприятия, связанные с погребальным ритуалом, были подчинены строгому регламенту, по которому проводы покойника в мир иной можно было осуществить только в определенный период – в определенное время года.
В кургане 11 были погребены царствующие персоны - мужчина и женщина; их уложили в колоду, вырубленную из ствола многовековой лиственницы и установленную внутри сруба. За северной стенкой сруба располагалось захоронение 13 коней. Колода была закрыта крышкой, выдолбленной из части ствола лиственницы, ее поверхность тщательно обработана и заглажена, пропитана специальным составом, придающим изделию особую прочность. По углам крышки колоды были установлены четыре бронзовые, покрытые золотом, скульптуры фантастических птиц – орлиных грифонов.
Сверху сруб перекрывался настилом из плотно подогнанных друг к другу полу брусьев, покрытых двумя слоями берестяных полотнищ с внутренней прокладкой из стеблей и веточек кустарника Курильского чая.
На голове мужчины была простая прическа и сложный парик. Его волосы коротко острижены, но в затылочной части оставлен небольшой пучок волос, из которых скручен жгут-косичка, перевитая конским волосом. При жизни мужчина носил бороду и усы. Погребение женщины, по первоначальному заключению, было осуществлено несколько позже, чем погребение мужчины.
Возраст мужчины определен антропологами в интервале от 30 до 40 лет. Антропологический тип погребенного – европеоидный с ярко выраженными монголоидными чертами.
Кости мужчины сохранили следы многочисленных боевых ранений, полученных в разные периоды жизни, а умер он от смертельной раны, полученной от удара палицей по голове. На черепе сохранились следы трепанации, свидетельствующие о попытке оказания ему медицинской помощи. Видимо, это был мужественный, опытный воин, каким и должен быть вождь – предводитель племен.
В срубе найдены керамические сосуды, деревянный столик на коротких ножках, сосуд, выполненный из рога яка. Эта посуда, когда-то наполненная пищей и питьем, была оставлена для умерших.
Кони были уложены в два яруса: в нижнем расположено 7 и в верхнем – 6. Животных умерщвляли ударом чекана в лоб, в черепе одного из них сохранилось сквозное отверстие. Они были взнузданы и оседланы, головы некоторых из них украшены масками, увенчанными деревянными рогами. Детали конского снаряжения: бляхи, псалии, подвески, разделители ремней – были изготовлены из дерева, украшены резными узорами и покрыты золотой фольгой и оловом. Среди образов животных, помещенных на предметах убранства коней, присутствуют кошачьи хищники, горные козлы и бараны, лоси, хищные птицы и фантастические существа - грифоны; растительные мотивы. Со погребение лошадей с человеком производилось с определенной целью: они сопровождали или доставляли умершего в иной мир. Для этого животных полностью снаряжали, преобразовывали с помощью масок. Ведь конь – верный друг и вечный спутник воина-всадника.
В пространстве между срубом и западным концом колоды обнаружены миниатюрные деревянные, покрытые золотой фольгой скульптуры сфинксов – фантастических существ с телом кошачьего хищника и человеческим ликом. Головы сфинксов увенчаны рогатыми коронами.
Венчание головных масок парадных коней вождя деревянными скульптурами в виде рогов горного козла имеет глубокий смысл и выходит далеко за рамки обычного декоративно-прикладного назначения подобных изделий. Образ горного козла взаимосвязан с остальными элементами парадного убранства коня верховного вождя. Это может быть увязано с идеей избранности погребенного человека. Горный козел - обитатель небесных вершин, особой сферы пространства, доступной только избранным, осмысливался как атрибут вождя. Рога горных козлов на головных масках трех коней вождя подчеркивали божественную сущность и избранность земного владыки. Отметим, что рога горных козлов, равно как и рога оленя, лося, быка, архара занимают особое место в искусстве и мифологии различных народов.
Погребение большого количества верховых лошадей в могилах кочевой знати, безусловно, подчеркивает их высокий социальный статус. Бальзамирование умерших и сооружение для них срубов и специальных колод, выдолбленных из вековых лиственниц, прослеживаемое в Берели, было широко распространено в погребальной практике древних кочевников Алтая. Ясно что, мумификация тел избранных персон диктовалась стремлением сохранить их в нетленном состоянии на длительный период времени, возможно, для продолжения жизни в инобытие.
По поводу этнической принадлежности народов, оставивших эти великолепные памятники, среди специалистов нет единодушия. Большинство локализуют в пределах Алтайского субрегиона легендарных аримаспов (“одноглазые”) и “стерегущих золото грифов”, известных по письменным источникам.
В настоящее время при исследовании археологических памятников активно используются достижения и методы других наук. Такие междисциплинарные исследования позволяют получать большую по объему научную информацию из археологических объектов. Именно такой подход положен в основу исследований берельских курганов Казахского Алтая.
С археологами в исследованиях принимают участие специалисты естественнонаучных дисциплин: генетики, антропологи, палеоботаники, почвоведы, геологи, мерзлотоведы, палеоветеринары, палеозоологи, и др.
Особую ценность в последнее время приобретают молекулярно-генетические исследования древнего и современного населения региона, которые в настоящее время находятся на начальной стадии. Из полученных данных уже выделена ДНК, т.е. палеогенетические маркеры, необходимые для изучения природы и механизмов передачи древнего генетического кода последующим поколениям. Генетиками выяснено, что женщина, погребенная рядом с вождем, была его кровной родственницей, скорее - матерью.
Таким образом, уникальные находки из Береля свидетельствуют о высоком уровне культуры и искусства, а также сложной системе мировоззрения населения Казахского Алтая в рассматриваемую эпоху. Изучение богатейшего наследия наших предков – очень трудное и ответственное дело, но упорный труд исследователей вознаграждается удивительными открытиями.